Русские города в Китае

Дальний: город с открытым лицом

Центр Даляня

Ему чуть более ста лет. По китайским меркам это неприлично мало. До 1898 года города с названием Далянь не существовало.

Был Ляодунский полуостров с военно-морской базой Люйшунь, и мелкие рыбацкие деревушки. Династия Цин в 1898 году сдала Российской империи в аренду полуостров вместе с базой. Наши предприимчивые предки переименовали Люйшунь в Порт-Артур и сделали из него отличнейшую базу для Тихоокеанского флота. А восточнее Порт-Артура, на месте с названием Циннивацяо, что в переводе означает «Мост над черной глиной», заложили торговый порт и назвали исконно русским словом Дальний. Образовали его по созвучию с названием залива Даляньвань, в исторической литературе Талиенван. По-японски иероглифы «Далянь» читаются «Дайрэн»; под таким названием город известен на Западе.

Российские инженеры распланировали город для дальнейшей застройки, начали углублять гавань, строить причалы, волноломы и верфи. В 1903 году соединили оба порта железной дорогой с Харбином.

Через год началась война. Японцы захватили Дальний, а в начале 1905 года и Порт-Артур. По Портсмутскому мирному договору Россия отказалась от Ляодунского полуострова (и от половины Сахалина) в пользу Японии.

Получив контроль над Дальним, японцы продолжили строительство, начатое русскими. За 40 лет владения они понастроили много различных зданий. Особенно примечательны целые кварталы двухэтажных домиков в немецком стиле (с наружным деревянным каркасом и черепичной крышей). Эти дома местные жители до сих пор зовут японскими.

Компании из Страны восходящего солнца организовали в городе множество предприятий, превратив его в важный центр судостроения и химической промышленности, каковым он продолжает оставаться до сих пор.

Название «Дайрэн» перестало быть актуальным 23 августа 1945 года. В этот день в Дальнем и Порт-Артуре высадились советские десантники, и японские гарнизоны сдались не пикнув.

До 1955 года советских граждан здесь было много. Я знаком с несколькими людьми, у которых в паспортной графе «Место рождения» написано: город Дальний, КНР. Об этих временах еще помнят пожилые жители Даляня. Узнав, что собеседник — русский, они светлеют лицом и пытаются припомнить русские слова, которые знали когда-то.

Самую большую площадь Даляня назвали именем Сталина, и воздвигли на ней высокий памятник воинам-освободителям. В цоколе монумента хранились все венки, которые были возложены. Мне рассказывали, что в свое время хранители памятника не позволили хунвэйбинам добраться до венков и совершить над ними акты вандализма.

Правда, некоторое время назад памятник перетащили в Порт-Артур, а площадь переименовали в Народную. Другие времена-с...

Такова вот история.

Я люблю Дальний. В 1986-87 годах учился в местном институте иностранных языков. Десять месяцев прожил в городе у моря. И знаю его почти так же, как свой родной.

Площадь 8 МартаДальний, заложенный на южном берегу большой бухты, со временем растекся по распадкам меж сопок. Центр распланирован по радиальной схеме. Несколько круглых площадей (Сунь Ят-сена, Дружбы, 8 Марта, Демократии, Портовая), от которых расходятся лучи улиц, в неожиданных местах пересекаемые переулками. В некоторых местах сохранена брусчатая мостовая. Через центр бегают заботливо сохраняемые трамвайчики, оставшиеся еще от японцев. Старых зданий остается все меньше и меньше. Например, осенью 1999 года я не нашел старого православного собора, который в восьмидесятых еще был, хотя использовался не по назначению. А на Циннивацяо (кстати, это всего лишь небольшой пятачок земли от «Фирмы Чурина» до «Свиссотеля») остался лишь магазин Чурина — остальное все новое.Циннивацяо

Небольшое, но уместное отступление: фирма Чурина до революции была знаменитейшим торговым домом Дальнего Востока. Оборотистый купец развил деятельность не только в России, но и в Китае. С приходом к власти большевиков он попросту перебрался через границу и продолжал свое дело в Маньчжурии, как тогда назывался Северо-Восточный Китай. После 1949 года чуринская империя была национализирована, но не загублена. Название сохранилось, и в каждом большом городе СВК есть универмаг с названием «Фирма Чурина» («Цюлинь гунсы»).

Renmin Lu, бывш. Stalin RoadНынешний облик Даляня нравится мне еще больше. Город стал заметно богаче. Везде повырастали высоченные небоскребы, тогда как в 1987-м их было две штуки: International Hotel и строившаяся гостиница Furama, оба на Stalin Road. А сейчас эти домишки кажутся недорослями в окружении соседей, выстроившихся вдоль улицы, переименованной в Жэньминьлу.

Невысокие, в пять-семь этажей, жилые дома радикально отличаются от своих собратьев в других китайских городах. Те словно спроектированы строителем-двоечником, никогда не слышавшим о существовании дисциплины под названием «архитектура»: нарисованные по линейке окна без обрамления, плоские крыши. За величайшее достижение архитектурной мысли выдается наружная отделка плиткой; оно, конечно, блестит, пока новое, а потом довольно скоро покрывается грязными потеками. А в Даляне дома радуют глаз: все со стропильными крышами, а то и с мансардами.

Площадь ПобедыПлощадь Победы превращена в комплекс, похожий на тот, что в Москве на Манежной. Три яруса под землей, плюс два одинаковых здания на поверхности: в одном торгуют, в другом кормят. На эту же площадь глядят окна нескольких роскошных отелей.

В даляньских зданиях есть нечто неуловимое, отличающее их от пекинских новостроек. Те выглядят несколько чванливо — «Вот мы какие!», а даляньские словно восклицают: «Нам так весело, радуйся вместе с нами!»

«Японские дома»В центре кипит жизнь. Но стоит пойти вверх по забирающимся на склоны сопок улицам, попадаешь в другой мир. Иногда в кварталах японских домов замечаешь, что на улочке никого, кроме тебя, нет. Будто и не в Китае вовсе.

Кстати, из-за крутизны улиц мало кто из жителей пользуется велосипедом. От этого дорожное движение выглядит более упорядоченно, чем в других городах.

По-настоящему полноценным отдых в Даляне делает море. Понятно, что рядом с портом купаться не стоит. Лучше уехать в один из двух парков с неплохими пляжами на южном побережье полуострова. Фуцзячжуан поближе, и вход туда всего один юань. Зато из Синхая, если повезет и ветер сдует вечную дымку, можно увидеть Порт-Артур. Вода позволяет купаться с июня до начала октября.

Местная кухня большой акцент делает на морепродукты. Обедая в ресторане, надо быть Копперфильдом, чтобы не съесть что-нибудь морское. Рыбу, креветок, трепангов и другую живность в Даляне любят и умеют готовить.

Далянь совершенно не тяготит. Пусть там нет знаменитых достопримечательностей, вроде Великой стены или озера Сиху, зато по нему можно просто гулять часами, и это не надоедает.

Совершая свой осенний вояж 1999 года, я имел возможность сравнить города, которые посетил. Так вот, Далянь больше похож на Гонконг, нежели на Пекин. Наверное, потому, что в этот сосуд наливались такие разные компоненты: улицы спроектированы русскими, отстроены японцами по немецкому образцу, обжиты китайцами, и сейчас застраиваются небоскребами самых разных стилей на деньги со всего света. Между прочим, коктейль получился замечательный.

Фото автора